Написать письмо +7 (962) 284-01-01

Применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе выразившемся в увеличении его финансовых расходов при обстоятельствах, которые не должны были возникнуть в случае добросовестного исполнени обязательств другой стороной, разъясняет Верховный суд РФ.

Таким образом, взыскание расходов на оказание юридических услуг не находится в зависимости от выигрыша спора, указывает высшая инстанция.

Суть дела

Верховный суд РФ рассмотрел любопытное дело о навязчивой рекламе: потребитель открыл счёт в банке, при этом согласия на обработку персональных данных он не давал. Однако вскоре клиент получил на свой номер телефона sms-сообщение рекламного характера, в связи с чем он попросил региональные управления Роскомнадзора и ФАС привлечь кредитную организацию к административной ответственности.

Причем первое ведомство подтвердило, что банк без согласия вкладчика использовал его персональные данные для продвижения банковских услуг, а антимонопольщики указали, что отправленная sms нарушает нормы закона «О рекламе». Тем не менее дело не было возбуждено в связи с истечением срока давности.

Потребитель обратился в суд за возмещением расходов на юридическую помощь - для обращения в органы он нанимал представителя. Однако суд первой инстанции пришел к выводу, что понесенные истцом расходы на оплату услуг представителя не являются убытками по смыслу пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса и абзаца второго части 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, поскольку в результате оказанных ему услуг непосредственно не было восстановлено нарушенное право, а сами они не являлись необходимыми для реализации права на защиту.

Кроме того, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств, обосновывающих с разумной степенью достоверности размер причиненных истцу убытков в ходе административных процедур.

Суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции согласились с этими выводами.

Позиция ВС

Возможность защищать свои права всеми не запрещенными законом способами закреплена в Конституции РФ, а возмещение убытков является одним из способов защиты гражданских прав, напоминает ВС.

«При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается», - поясняет высшая инстанция.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков. При этом вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства также доказывается должником.

«Применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе выразившемся в увеличении его финансовых расходов при обстоятельствах, которые не должны были возникнуть при надлежащем (добросовестном) исполнении обязательств другой стороной договора», - отмечает ВС.

В обосновании убытков заявитель ссылался на то, что им понесены расходы на оплату услуг представителя в размере 115 тысяч рублей и они связаны с восстановлением его прав и законных интересов.

При этом факт нарушения банком прав истца установлен вступившими в законную силу судебными постановлениями и ответами административных органов.

То есть, если бы банк не нарушил его права, у него не возникло необходимости обращаться в Управление Роскомнадзора и УФАС, а следовательно, нести расходы на оплату юридических услуг.

«Проверка названных доводов имела значение для правильного рассмотрения данного дела, поскольку приведенные в них обстоятельства могли указывать на наличие причинно-следственной связи между недобросовестным поведением банка и причинением ущерба истцу, то есть для подтверждения правомерности искового требования.

Однако суд первой инстанции надлежащей оценки этим доводам не дал, сославшись исключительно на то, что участие (представителя) в административных процедурах по привлечению банка к административной ответственности не привело к восстановлению нарушенных прав истца», - указывает ВС.

Высшая инстанция подчеркивает, что восстановление прав и законных интересов не может быть сведено исключительно только к возмещению причиненного пострадавшему вреда, напротив, действующее законодательство предусматривает и иные способы защиты, в том числе и в рамках производства по делам об административных правонарушениях, где пострадавшим предоставляется возможность собственными действиями добиваться применения к нарушителям их прав и законных интересов мер государственного принудительного воздействия.

«Иное понимание конституционного права граждан на обращение в государственные органы (статья 33 Конституции Российской Федерации) делало бы невозможным реализацию права лица, добившегося положительного для себя результата в рамках дела об административном правонарушении, на компенсацию своих расходов за счет нарушителя, что не было учтено судом первой инстанции», - обращает внимание ВС.

В связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам ВС определила направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. (vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2137484)

Алиса Фокс