Написать письмо +7 (962) 284-01-01

 

Одновременно высшая инстанция подтвердила право представителей власти и пожарных требовать потушить костры на личном участке, при этом правило о соблюдении противопожарной безопасности не стоит в зависимости от введения в регионе соответствующего режима, а регламентируется постановлением правительства.

Верховный суд РФ разъяснил, в каких случаях назначенные судом исправительные работы подлежат исключению из приговора.

Суть дела

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу осуждённого за угрозу применения насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением им должностных обязанностей, публичное оскорбление представителей власти, угрозу совершения взрыва в целях воздействия на принятие решений органами власти, а также за незаконное хранение взрывчатых веществ.

Согласно материалам дела, обвиняемый запалил три костра на своей придомовой территории, не подготовленной для выжигания и в отсутствие первичных средств тушения пожара, а также надлежащего контроля.

К нему на участок прибыли глава местной администрации и представитель МЧС, которые потребовали потушить огонь, однако фигурант замахивался на них кочергой, угрожал взрывом.

Кроме того, обвиняемый разместил в соцсети текст с угрозами и оскорблениями в адрес представителей власти и силовых структур.

Доводы обвиняемого

Автор жалобы считает, что меры противопожарной безопасности он не нарушал, поскольку на момент происшествия в регионе ещё не были введены меры противопожарной безопасности.

Он также полагает, что прибывшие на его участок и требовавшие потушить костры люди не являются представителями власти.

Размещённый в интернете текст, по утверждениям осуждённого, был связан с неоднократным приездом в последующие дни к нему сотрудников полиции, которые якобы угрожали ему и оскорбляли его, поэтому он хотел привлечь внимание к незаконным действиям представителей правоохранительных органов.

Позиция ВС

Утверждения осужденного, что потерпевшие не являлись представителями власти, опровергаются доказательствами, согласно которым один из них являлся главой администрации сельсовета, а второй - начальником отделения надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС. Таким образом, в соответствии с примечанием к статье 318 УК РФ они являлись представителями власти, что охватывалось сознанием осужденного, пришёл к выводу ВС.

Противоречат материалам уголовного дела и доводы автора жалобы о незаконности требований погасить разведенные им на своем участке костры, поскольку действия осуждённого нарушили нормы постановления Правительства от 25 апреля 2012 года №390 «О противопожарном режиме», указывает ВС.

Ссылка на то, что в момент происшествия в регионе еще не был введен особый противопожарный режим, не свидетельствует о неправомерности действий представителей власти, осуществленных в рамках имеющихся у них полномочий и направленных на обеспечение противопожарного режима в соответствии с указанным нормативным правовым актом, нормы которого нарушил осужденный, поясняет высшая инстанция.

Соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела выводы суда о наличии в действиях, выразившихся в размещении во «ВКонтакте» текстового сообщения, угрозы совершения взрыва и иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, поскольку у органов власти, к которым была обращена данная угроза, имелись обоснованные опасения ее осуществления, пришёл к выводу ВС.

Так, на своей странице он угрожал взорвать здание Федеральной службы безопасности, разрушить и вывести из строя объекты военного, государственного, народно-хозяйственного значения (диверсии).

При этом в ходе обыска по месту жительства автора жалобы, состоящего на профилактическом учете в правоохранительных органах, обнаружена пачка дымного пороха.

Эти обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что выраженная путем публикации в открытом доступе в сети Интернет угроза заведомо использовалась им как средство запугивания и терроризирующего воздействия на принятие решений органами власти, счёл ВС.

Высшая инстанция считает, что обвиняемый осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий в виде реального восприятия адресатами высказанной угрозы и желал их наступления, то есть действовал с прямым умыслом.

А значит, ссылка автора жалобы, что текстом он хотел привлечь внимание к незаконным, по его мнению, действиям сотрудников полиции, не влияет на юридическую оценку преступления.

Исправительные работы

Вместе с тем приговор и апелляционное определение подлежат изменению, указывает ВС.

«В соответствии с положениями статьи 50 УК РФ исправительные работы устанавливаются на срок от двух месяцев до двух лет и отбываются по месту работы осужденного или в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями. Из заработной платы осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в пределах от пяти до двадцати процентов.

Признав (осуждённого) виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ, суд первой инстанции назначил ему наказание по данной статье в виде исправительных работ на срок 6 месяцев.

Однако в нарушение требований части 3 статьи 50 УК РФ судом не был установлен размер удержаний из заработной платы осужденного в доход государства, что свидетельствует о фактическом неназначении (автору жалобы) предусмотренного уголовным законом наказания в виде исправительных работ», - отмечает ВС.

В связи с чем Судебная коллегия по делам военнослужащих ВС исключила назначение наказания по статье 319 УК РФ в виде исправительных работ и смягчила обвиняемому окончательное наказание на два месяца - до 11 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием 3 лет в тюрьме, а оставшейся части наказания - в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 50 тысяч рублей.

Алиса Фокс