Написать письмо +7 (962) 284-01-01

Подведены итоги работы судебной системы в пандемию: правосудие оказалось самым надежным и, в то же время, последовательно развивающимся государственным институтом.

События последних дней заставили нас психологически подвести черту эпохе пандемии коронавируса: сейчас страна стоит на пороге новых вызовов. Судебная система России, очевидно, при любом развитии событий готова отстаивать интересы закона.

Вместе с тем, еще в начале февраля на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов президент России Владимир Путин подвел итоги работы судебной системы на фоне коронавирусных ограничений.

«Всё это непростое время наши суды работают, не снижая темпов, в обычном режиме. И подчеркну особую роль президиумов Верховного суда и Совета судей, которые оперативно в самом начале эпидемии приняли постановления о порядке работы судов и в дальнейшем регулярно давали разъяснения по вопросам, возникающим в связи с пандемией», - отметил президент. Путин также поблагодарил российских судей за «за достойное, подчас самоотверженное» исполнение своей миссии.

В ходе совещания Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев рассказал об итогах работы служителей Фемиды в 2021 году и за весь период с начала пандемии, а также обозначил планы развития института правосудия.

И президент, и государственные институты, и представители независимого правового сообщества отмечают: для судебной системы сложный период стал временем конструктивных перемен – пандемия лишь стимулировала ускоренное развитие тех направлений, необходимость реализации которых была очевидна давно, но до пандемии их воплощали скорее поступательными, а не ускоренными темпами.

РАПСИ проанализировало ключевые изменения в судебной системе в пандемический период и пришла к выводу: за эти почти два года значительно изменилась не только организация работы, но и правоприменительные подходы российского правосудия. Фемида совершенствует практики применения закона по самым животрепещущим для россиян направлениям, проявляя разумную гуманность и открытость по отношению к гражданам – то, что так необходимо нашему обществу именно сейчас.

Цифровизация судебных сервисов

На фоне коронавирусных ограничений цифровизация стала экстренной мерой: благодаря ускоренному распространению онлайн-сервисов суды смогли в целом сохранить темпы рассмотрения дел, особое внимание уделялось разбирательствам, в которых были затронуты интересы семей и непосредственно детей – например, о назначении выплат и пособий на фоне пандемии. Судебная система также способствовала скорейшему разрешению ситуаций по получению медиками выплат за работу во время пандемии.

Российское судопроизводство в пандемию ни на один день не останавливало своей работы, в период самоизоляции суды работали в формате удаленного рассмотрения наиболее важных разбирательств.

«Количество запросов пользователей в Государственной автоматизированной системе «Правосудие» превысило три миллиарда 700 миллионов. Судами направлено более 20 миллионов SMS-уведомлений о времени и месте судебных заседаний. С использованием видеоконференцсвязи проведено 290 тысяч судебных заседаний, обеспечено участие граждан в судебных заседаниях посредством веб-конференций с использованием личного компьютера или другого устройства», - отметил Лебедев в ходе совещания судей.

По словам главы ВС, в судопроизводстве применялись все процедуры и технологии, предусмотренные законом. В этой связи в феврале прошлого года Президиум ВС утвердил очередной обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию пандемии, содержащий 26 правовых позиций, которые учтены судами при рассмотрении более 500 тысяч дел и материалов.

Мы воспринимаем это как нечто само собой разумеющееся, этакую гарантированную данность: суды работали на фоне разбушевавшегося вируса — что же еще остается. Здесь достаточно сравнить эти данные с опытом других стран, и разница сразу становится очевидной. Во многих странах в первую волну пандемии Фемида была почти полностью парализована, не везде сроки судопроизводства восстановились и к прошлому году. Так, например, в США, штате Вашингтон, суды были физически закрыты вплоть до начала 2021 года. Во многих странах Европы рассматривались только неотложные уголовные дела, все гражданское судопроизводство было остановлено на несколько месяцев – как, например, в Верховном Кассационном суде Италии. После открытия органов на инстанции по всей Европе и США буквально обрушился вал нерассмотренных дел, и до сих пор не везде удалось полностью восстановить график судопроизводства. Между тем, ни в одном российском суде такого вопроса уже не стоит: темпы рассмотрения дел были налажены еще в пандемийном 2020 году – это заслуга и всего судейского сообщества в целом, и председателя Верховного суда лично.

Защита трудовых прав граждан

Следующий важный аспект, которому судебная система уделяла повышенное внимание в сложный период – трудовые споры. Не секрет, что экономические последствия коронавируса ударили по предприятиям малого и среднего бизнеса, особенно – в ресторанной и туристической отрасли, сфере услуг. Если часть предпринимателей испытывала объективные трудности с погашением зарплат персоналу (что, увы, не освобождает их от ответственности за эти трудности, тем более на фоне мер государственной поддержки) или находила более конструктивные пути выхода из кризиса, то другая часть лихо оседлала информационную повестку «умирающего бизнеса» и откровенно нарушала трудовые права своих работников. Отсюда и незаконные увольнения сотрудников, и добровольно-принудительные отпуска за свой счет, и многомесячные задержки с выплатой заработных плат. В подобных спорах суды последовательно отстаивали законные интересы граждан.

«Особое внимание судами уделяется защите трудовых прав граждан. В 2021 году рассмотрено 200 тысяч дел этой категории, по которым удовлетворено 96 процентов требований об оплате труда, 78 процентов требований о возмещении ущерба, причинённого при исполнении трудовых обязанностей, 83 процента требований о предоставлении гарантий и компенсаций, предусмотренных трудовым законодательством, и 53 процента требований о восстановлении на работе. Учитывая недопустимость принуждения работника к подаче заявления об увольнении, суды выясняют, не являлось увольнение результатом давления на работника, а также изучают обстоятельства, предшествующие подаче заявления об увольнении», — сообщил глава Верховного суда.

В конце декабря прошлого года было выпущено Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации №45 г. Москва «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами общей юрисдикции дел об административных правонарушениях, связанных с нарушениями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права». Документ содержит важные правовые позиции – многие подходы были выкристаллизованы как раз в период пандемии.

Сейчас, когда экономические последствия коронавируса еще не сошли на нет в полной мере, судам чрезвычайно важно демонстрировать единообразную практику в рассмотрении таких дел. В Постановлении Пленума, в частности, содержатся критерии оценки нарушений по выплате зарплат – если заработная плата не выплачивается частично в течение трех месяцев и полностью в течение двух месяцев, то для работодателя может наступить уголовная ответственность. Сроки в наших реалиях довольно строгие, но только такие меры могут способствовать скорейшему исполнению обязательств перед сотрудниками.

Другое важное разъяснение касалось удаленной работы: Пленумом разъяснено, например, какие факты могут служить доказательством удаленной работы. В целом, одно из безусловных достижений Фемиды в пандемию – это выведение из тени удаленных сотрудников, наведение порядка в рассмотрении трудовых споров с участием внештатников и фрилансеров.

Работа в этом направлении Верховным судом будет продолжена. В этом году ВС подготовит обзор практики рассмотрения судами дел по спорам, связанным с заключением трудового договора.

Внимание к проблемам семьи

Среди неотложных дел, которые в приоритетном порядке рассматривались даже в период строгой изоляции – разбирательства по защите законных интересов детей и российских семей. Так, в 2021 году судами было удовлетворено 76% требований о взыскании социальных пособий, которые государство выплачивало всем российским семьям, где растут дети.

«Судами рассмотрено свыше одного миллиона семейных споров – на 19 процентов больше, чем в 2020 году. При этом количество дел о расторжении брака выросло на 54 тысячи, или на 13 процентов, а дел о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей – на 90 тысяч, или на 38 процентов», — раскрыл статистику глава высшей судебной инстанции РФ.

Что очень важно, пандемия не заморозила рассмотрение вопросов об усыновлении – только за прошлый год было рассмотрено 9 400 таких дел, в том числе 78 разбирательств о международном усыновлении.

Период самоизоляции поставил во главу угла одну из важнейших проблем общества – проблему домашнего насилия. К сожалению, немало дел, в том числе уголовных разбирательств, которые рассматривались судами, были связаны с подобными вопросами.

На фоне этого в прошлом году Вячеслав Лебедев предложил законодательную инициативу об отмене института частного обвинения в делах о домашнем насилии. Введение института частно-публичного обвинения позволит жертвам семейных конфликтов получить защиту государства и настоять на расследовании дела компетентными органами, а не пытаться самостоятельно собрать доказательства насилия для суда.

Кроме того, в текущем году должно состоять принятие долгожданного проекта о профилактике семейно-бытового насилия – этот документ также позволит актуализировать практику по данному вопросу.

Гуманизация правовых подходов

О первых результатах масштабной работы, направленной на гуманизацию судебной системы, РАПСИ рассказывало в ноябре прошлого года. Один из главных объективных критериев, по которому оценивается степень гуманности судебных вердиктов в любой цивилизованной стране – число заключенных в тюрьмах.

К счастью, в России число заключенных неуклонно снижается. Вячеслав Лебедев привел актуальные цифры: «В Российской Федерации продолжается реализация системных мер, направленных на гуманизацию уголовного законодательства и правоприменительной практики. Численность лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, за прошлый год сократилась на 16 936 лиц и на 1 января этого года составила 465 896 лиц», — сообщил глава ВС.

Оппозиционно настроенная общественность долгие годы на разный лад козыряла цифрой, которая должна была бы свидетельствовать о некой жестокости российского правосудия – дескать, у нас выносится менее 1 процента оправдательных приговоров. Эта цифра давно не имеет ничего общего с реальностью. Так, по данным Лебедева, в 2021 году судами Российской Федерации рассмотрены уголовные дела в отношении 783 тысяч лиц, осуждены 601 тысяча, или 77 процентов. Прекращено судом уголовное преследование в отношении 174 тысяч лиц, или 22 процента обвиняемых.

«В общем порядке судебного разбирательства судами прекращены уголовные дела, уголовные преследования в отношении 111 тысяч лиц, или 24 процента обвиняемых. В особом порядке судебного разбирательства рассмотрены уголовные дела в отношении 321 тысячи. Даже в этой процедуре, которая в соответствии с законом не предусматривает исследования доказательств, судами прекращены уголовные дела в отношении 60 тысяч лиц, или 19 процентов обвиняемых. В конституционном и апелляционном порядке отменены обвинительные приговоры в отношении 11 тысяч лиц, а в отношении 19 тысяч лиц обвинительные приговоры изменены со смягчением наказания. В 2021 году рассмотрено 5 200 ходатайств о снятии судимости, удовлетворено 64 процента ходатайств», - сообщил Вячеслав Лебедев.

Еще один чрезвычайно важный аспект гуманизации правоприменительной практики — установление единых подходов в делах о превышении допустимой обороны.

Верховный суд в этом году обобщит судебную практику по подобным делам – причинение вреда в рамках необходимой обороны будет исследовано наряду с другими ситуациями, исключающими преступность деяния. Ожидается, что разъяснения позволят установить единообразные подходы в разрешении тех сложнейших дел, где грань между необходимой защитой и формальным превышением обороны призрачна.

Фемида с повышенным вниманием относится к подобным разбирательствам, но зачастую установлению законности препятствует некачественная работа следствия: следователь порой даже не задается вопросом о том, была ли жизненная необходимость причинения вреда, защищал ли человек свою жизнь – и сразу строит позицию на обвинении в умышленном убийстве. В судебной практике было немало примеров, когда вопрос о применении необходимой обороны вставал уже на стадии судебного разбирательства – Фемида всегда старается установить истину в таких делах.

Еще одним важным шагом на пути к гуманизации правосудия – проект федерального закона, предусматривающего обжалование в порядке сплошной кассации по уголовным делам только тех судебных решений, которые были обжалованы в апелляционном порядке. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по исследованию доказательств и установлению фактических обстоятельств дела, которые реализуются только судами первой и апелляционной инстанций. Таким образом, это решение позволит избежать судебных ошибок. Пленум ВС внес проект в Госдуму в декабре прошлого года.

РАПСИ