Написать письмо +7 (962) 284-01-01

Адвокат добился отмены приказа начальника СИЗО, регламентирующего проход в учреждение

Адвокат АП Новгородской области Геннадий Околов получил апелляционное определение Новгородского городского суда, который отменил решение первой инстанции и удовлетворил административный иск адвоката к начальнику ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Новгородской области Андрею Уварову.

В комментарии «АГ» адвокат Геннадий Околов отметил, что теперь начальник СИЗО разделил кабинеты, выделив четыре из них исключительно для адвокатов, а пять – для следователей, что привело к неразберихе и недовольству следователей, которых не пускают в кабинеты для адвокатов для совместных следственных действий, и недовольству адвокатов, которым не позволяют находиться с подзащитным в кабинете для следователей перед допросом.

История спора

Ранее «АГ» писала о том, что в субботу, 30 марта 2019 г., в 08:40 Геннадий Околов прибыл в СИЗО-1 для свидания с подзащитным, однако его не пустили. В 9:00 адвокат позвонил дежурному, который сообщил о новом графике – войти надо было до 9:00 через другой пропускной пункт. Согласно новому графику, с 1 января 2019 г. вход на территорию учреждения осуществляется в будни с 08:30 до 12:40, с 14:00 до 16:40, в субботу с 08:30 до 09:00 (выход – с 12:30 до 13:00), а в воскресенье следственные кабинеты не работают.

Тогда Геннадий Околов обратился в Новгородский районный суд Новгородской области с административным иском, в котором просил обязать СИЗО установить ежедневный график работы следственных кабинетов: с 08:30 до 21:30, с перерывами.

В комментарии «АГ» Геннадий Околов сообщил, 18 октября 2019 г. Новгородский районный суд Новгородской области удовлетворил административное исковое заявление и признал незаконным представленный в суд Приказ врио начальника ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Новгородской области Евгения Тихомирова от 20 февраля 2019 г. № 120 об утверждении графика работы следственных кабинетов изолятора. Суд также обязал ответчика в месячный срок со дня вступления в законную силу судебного решения принять решение об утверждении графика работы следственных кабинетов, обеспечив возможность адвокатам посещать СИЗО для оказания правовой помощи доверителям ежедневно, за исключением периодов сдачи-приема дежурства дежурными сменами, времени приема пищи согласно распорядку дня, а также ночного времени. Кроме того, отметил Геннадий Околов, в судебном процессе выяснилось, что Евгений Тихомиров не был уполномочен выносить приказ об изменении графика.

«Данное решение было обжаловано мной и ответчиком. Я, в частности, обжаловал решение по причине того, что в резолютивной части указаны только адвокаты, а защитники – нет. Также я указывал в жалобе, что свидание с адвокатом может быть прервано для приема пищи только по желанию обвиняемого (подозреваемого)», – рассказал он.

15 января 2020 г. Новгородский областной суд исключил из резолютивной части решения первой инстанции абз. 3 – «обязать принять решение об утверждении графика работы следственных кабинетов». Суд посчитал, что признание приказа незаконным означает утрату им юридической силы и, таким образом, отсутствие правовых последствий его принятия. Утверждение графика работы следственных кабинетов является исключительной компетенцией начальника учреждения, указал суд.

«Впоследствии в ответ на адвокатский запрос я получил в СИЗО-1 приказ, которым утвержден график работы следственных кабинетов, абсолютно идентичный отмененному, только подписан он был начальником изолятора – Андреем Уваровым. После этого я обратился в суд с новым административным исковым заявлением, а также подал кассационную жалобу на апелляционное определение от 15 января 2020 г. Кассационный и Верховный суды оставили определение без изменения», – рассказал Геннадий Околов.

Обжалование нового приказа в суде первой инстанции

В новом административном иске (имеется у «АГ») адвокат указал, что утвержденный приказом Андрея Уварова график работы следственных кабинетов необоснованно ограничивает свидания адвоката с подзащитным по их числу и продолжительности. При этом ограничения не основаны на законе и нарушают право обвиняемых, содержащихся под стражей, на защиту и право адвоката беспрепятственно встречаться с доверителем.

Истец отметил, что приказ издан во исполнение Приказа Минюста РФ № 30 от 19 февраля 2019 г. «Об установлении лимитов наполнения исправительных учреждений и следственного изолятора Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Новгородской области». При этом лимит наполнения следственного изолятора на порядок предоставления свиданий адвокатам (защитникам) с подзащитными, установленный действующим законодательством, влиять не может, поскольку отсутствует зависимость между наполнением следственного изолятора и правом адвокатов (защитников) на свидания с подзащитными, без ограничений их числа и продолжительности, подчеркнул Геннадий Околов.

Он сослался на Постановление КС от 25 октября 2001 г. № 14-П, которым Суд, анализируя правовой режим свиданий с адвокатом, признал не соответствующим Конституции положение п. 15 ч. 2 ст. 16 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами.

Геннадий Околов указал, что в соответствии со ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных УПК. Согласно ст. 47 УПК обвиняемый вправе иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности.

Адвокат отметил, что в соответствии с п. 145 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных Приказом Минюста России от 14 октября 2005 г. № 189, свидания подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляются наедине без разделительной перегородки и без ограничения количества и продолжительности.

Ранее в Решении от 2 ноября 2011 г. № ГКПИ11-1539 ВС РФ высказывал позицию, согласно которой нормы, содержащиеся в п. 155, 157 Правил, не распространяются на отношения, связанные с посещением следственных изоляторов адвокатом (защитником) для оказания подозреваемым и обвиняемым правовой помощи. Геннадий Околов подчеркнул, что в Решении № АКПИ16-1358 от 20 февраля 2017 г. Верховный Суд РФ указал, что п. 155 Правил не регламентирует порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником. Следовательно, отметил он, действия административного ответчика, препятствующие посещению СИЗО-1 адвокатами (защитниками) для оказания подозреваемым и обвиняемым правовой помощи ежедневно, кроме ночного времени (с 22:00 до 06:00), являются незаконными. Он также напомнил, что в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности.

Геннадий Околов попросил суд признать незаконным приказ и действия административного ответчика и обязать Андрея Уварова устранить выявленное нарушение, обеспечив возможность проведения свиданий адвокатов (защитников) с подзащитными ежедневно, кроме ночного времени.

От адвокатской палаты в деле также участвовал председатель Комиссии при Совете АП Новгородской области по представительству и защите прав адвокатов Игорь Сердюк.

Изучив дело, Новгородский районный суд Новгородской области посчитал, что распорядок дня не ограничивает прав заявителя на получение свиданий с защитником, поскольку предусматривает в том числе обеспечение прав заявителя, предусмотренных ст. 17 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых. Перерывы свиданий на время приема пищи, сон не могут расцениваться как действия, нарушающие права заявителя. Так, в соответствии с п. 155 Правил СИЗО обеспечивает судьям, прокурорам, следователям, лицам, производящим дознание, а также адвокатам и иным лицам, участвующим в следственных или судебных действиях, беспрепятственное посещение СИЗО в рабочее время и доставку подозреваемых или обвиняемых по вызовам уполномоченных на то лиц.

Суд отметил, что право адвоката (защитника) иметь с подозреваемым или обвиняемым свидания наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности является самостоятельным полномочием, не относящимся к его участию в следственных действиях или судебных заседаниях. Данное право не является предметом регулирования п. 155 и 157 Правил, регламентируется п. 1 ч. 1 ст. 53 УПК, ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, принципом 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.

Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы изданы уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и не касаются порядка проведения свиданий с адвокатом (своевременного получения квалифицированной юридической помощи), посчитал суд. Таким образом, он отказал в иске.

Приказ не может регулировать порядок посещения адвокатами доверителей

В апелляционной жалобе (имеется у «АГ») Геннадий Околов отметил, что суд оставил неразрешенным спор по существу заявленных исковых требований. Так, в судебном заседании было установлено, что ответчик незаконно препятствует посещению СИЗО адвокатами (защитниками) для оказания подозреваемым и обвиняемым правовой помощи во время, не установленное графиком, утвержденным обжалуемым приказом Андрея Уварова, ссылаясь именно на Приказ Минюста РФ № 30. Этот документ, несмотря на то что его составление и утверждение относится к компетенции начальника СИЗО-1, является незаконным и необоснованным, в связи с тем что лимит наполнения следственного изолятора на порядок предоставления свиданий защитникам с подзащитными влиять не может, поскольку отсутствует зависимость между наполнением следственного изолятора и возможностью предоставления таких свиданий.

Суд, фактически описав в мотивировочной части решения несоответствие оспариваемых приказа и действий административного ответчика, нарушающих права и законные интересы административного истца и заинтересованного лица АП Новгородской области, нормативным правовым актам, принял противоречащее этому решение об отказе в удовлетворении административного иска, указал Геннадий Околов. Он попросил отменить решение первой инстанции и удовлетворить административный иск.

Новгородский областной суд сослался на Постановление КС от 26 декабря 2003 г. № 20-П, согласно которому непосредственное общение с адвокатом – важная составляющая права на получение квалифицированной юридической помощи, которое в силу Конституции РФ ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению, в том числе в части определения количества и продолжительности предоставляемых в этих целях свиданий. Тогда КС РФ указал, что федеральный законодатель вправе конкретизировать содержание закрепленного в ч. 2 ст. 48 Конституции РФ права и устанавливать правовые механизмы его осуществления, условия и порядок реализации, но при этом не должен допускать искажения существа данного права и введения таких его ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями.

В связи с этим апелляция заметила, что право каждого задержанного или находящегося в заключении лица связываться и консультироваться с адвокатом провозглашено и в утвержденном Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 г. Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, предусматривающем предоставление необходимых для этого времени и условий и недопустимость временных отмены или ограничения права на посещение заключенного адвокатом без промедления и цензуры, кроме исключительных обстоятельств, которые определяются законом или установленными в соответствии с законом правилами, когда, по мнению судебного или иного органа, это необходимо для поддержания безопасности и порядка (п. 1, 2 и 3 принципа 18).

Это, отметил суд, согласуется с выраженной КС РФ в Постановлении от 25 октября 2001 г. № 14-П правовой позицией, согласно которой выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена разрешением соответствующего должностного лица или органа. Об уведомительном, а не разрешительном характере предусмотренного ч. 4 ст. 89 УИК порядка предоставления осужденному свиданий с адвокатом свидетельствует то, что количество и продолжительность свиданий осужденного с адвокатом не ограничиваются.

Кроме того, апелляция указала, что свидания с родственниками и адвокатами или защитниками, хоть и называются одинаково, регламентированы по-разному. Если режим свиданий осужденного с родственниками и иными лицами предполагает нормативную определенность в части, касающейся продолжительности, частоты, порядка их предоставления и проведения, а также возможных ограничений, то правовой режим свиданий с адвокатами как обеспечиваемый непосредственным действием права, закрепленного в ст. 48 Конституции РФ, не требует подобного урегулирования. Свидетельством нетождественности указанных видов свиданий является и то, что свидания с адвокатами и лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, не засчитываются в число свиданий с родственниками и иными лицами (параграф 14 Правил) (Постановление № 20-П/2003).

Областной суд заметил, что ВС РФ в Решении от 2 ноября 2011 г. № ГКПИ11-1539 указал, что п. 155 и 157 Правил не могут толковаться расширительно и расцениваться как допускающие возможность ограничения права адвоката (защитника) на посещение СИЗО для оказания правовой помощи обвиняемым и подозреваемым.

Апелляция посчитала, что п. 155 и 157 Правил как относящиеся к порядку обеспечения участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях не касаются порядка проведения свиданий с адвокатом (защитником) и не ограничивают права на своевременное получение квалифицированной юридической помощи. Это подтверждается также п. 15 абз. 2 ст. 16 Закона о содержании под стражей, согласно которому правилами внутреннего распорядка устанавливается порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с лицами, перечисленными в ст. 18 этого Закона, за исключением свиданий с защитником, а также тем, что примерный распорядок дня подозреваемых и обвиняемых регламентирует время участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях.

«Учитывая, что право подозреваемых и обвиняемых на получение квалифицированной юридической помощи и как его составляющая – право на свидание с защитником является непосредственно действующим, принимая во внимание правовые позиции Конституционного Суда, то, что право на получение юридической помощи закреплено федеральным законодательством и его реализация не может быть поставлена в зависимость от каких-либо условий, оспариваемый приказ как создающий ограничения в реализации права на получение юридической помощи подозреваемыми и обвиняемыми, содержащимися в учреждении, не может быть признан законным», – резюмировала апелляция.

Таким образом, апелляционный суд удовлетворил жалобу адвоката в полном объеме.

В СИЗО установлены новые правила

Геннадий Околов рассказал, что в настоящее время адвокаты могут посещать СИЗО-1 с 6:00 до 22:00 каждый день, кроме пятницы (санитарный день). «Правда начальник СИЗО-1 Андрей Уваров своеобразно понял решение суда и разделил кабинеты, выделив четыре из них исключительно для адвокатов, откуда убрали разделительные решетки, а пять – для следователей, где оставили разделительные решетки. Это привело к неразберихе и недовольству следователей, которых не пускают в кабинеты для адвокатов для совместных следственных действий, и недовольству адвокатов, которым не позволяют находиться с подзащитным в кабинете для следователей перед допросом. Чем начальник при этом руководствовался, известно только ему: ни логики, ни рациональности, ни законности в таком разделении нет.

В свою очередь Игорь Сердюк добавил, что теперь руководитель СИЗО дал распоряжение о том, что после окончания свидания заключенного уводят, а адвоката запирают в следственном кабинете на ключ до того момента, пока подзащитного не досмотрят и не доставят в камеру и пока выводной не возвратится к следственному кабинету. «Как мне кажется, это делается для того, чтобы сузить общепропускную способность следственного кабинета, потому как все время, пока адвокат заперт, следственный кабинет никто не может занять», – рассказал Игорь Сердюк. Он отметил, что 28 апреля сам был заперт в следственном кабинете, в связи с чем уже подал жалобу в УФСИН России по Новгородской области.

«Будет ли начальник СИЗО-1 обжаловать решение в кассационном порядке, мне пока неизвестно, а вот на начальника уже жалуются, и, возможно, придется снова обращаться в суд», – подчеркнул Геннадий Околов.

Марина Нагорная