Написать письмо +7 (962) 284-01-01

 

Суды обязаны проверять все имеющиеся версии совершения преступления, в том числе трактовку событий обвиняемым, объясняться, по какой причине они отказывают в ходатайствах защиты, мотивировать решения о неназначении экспертизы и анализировать противоречия в показаниях свидетелей - только тогда процесс можно будет назвать объективным, согласился Верховный суд РФ с доводами адвокатов.

Суть дела

Верховный суд изучил дело осуждённого за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом. Фигурант получил реальный срок с отбыванием наказания в колонии строго режима.

Между тем обвиняемый утверждал, что к преступлению отношения не имеет и лишь пытался оказать пострадавшему первую помощь, а в деле содержится явка с повинной от другого человека.

Адвокат в кассационной жалобе указал, что судебное разбирательство было необъективным, неверно излагалась позиция стороны защиты, суд необоснованно отказал в удовлетворении ряда ходатайств, в том числе о признании вещественным доказательством и приобщении к материалам уголовного дела орудия преступления — кружки, которой потерпевшему были нанесены телесные повреждения и о проведении судебной комплексной медико-криминалистической ситуационной экспертизы.

Также он обратил внимание на противоречия в показаниях свидетелей, большинство из которых не являлись очевидцами произошедшего. При этом суд не мотивировал в приговоре, почему отдаёт предпочтение одним доказательствам и отвергает другие.

Позиция ВС

Суд установил, что обвиняемый находился в квартире потерпевшего
и в ходе ссоры на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, умышленно нанёс ему множественные удары в область головы, в результате чего хозяин дома погиб.

Однако в нарушение требований закона о том, что приговор должен содержать описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов и последствий преступления (ст. 307 УПК РФ), суд не указал способ совершения преступления, а именно: чем были нанесены потерпевшему удары, отмечает ВС.

«Не указал суд также, что послужило основанием для возникновения личных неприязненных отношений, в чём состояло противоправное поведение потерпевшего, какие действия были им совершены и каким образом они повлияли на поведение осуждённого», - установила высшая инстанция.

Между тем обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ст. 14, 302 УПК РФ).

«Обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены», - поясняет ВС.

Однако вопреки требованиям закона суд надлежащим образом не выяснил и не оценил имеющиеся в доказательствах противоречия, касающиеся обстоятельств причинения потерпевшему телесных повреждений, и не исследовал все возникшие версии произошедшего, считает ВС.

В частности, суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетельницы, которая утверждала, что в тот день потерпевший накинулся на неё и в ходе борьбы она его сильно оттолкнула, мужчина упал и ударился головой об угол. На ее крик в коридор выбежал обвиняемый, который пытался оказать потерпевшему помощь.

«При проведении выездного судебного заседания свидетель подтвердила свои показания и добровольно выдала суду кружку, которая была в руках у потерпевшего в момент конфликта. При этом она показала, что могла наносить удары потерпевшему этой кружкой во время драки», — указывает ВС.

Он отмечает, что опровергая доводы защиты о непричастности обвиняемого к преступлению, суд сослался на заключение судебно-медицинского эксперта, что тупая травма головы возникла от не менее трёх прямых травматических воздействий в область головы.

Когда речь зашла об изъятой на месте преступления кружке, то допрошенный в суде эксперт не исключил возможность причинения телесных повреждений именно ей, пояснив, что не выдвигал такую версию, так как этот вопрос на экспертизе не задавался.

Несмотря на появление новой, вполне реалистичной версии событий суд не стал назначать проведение новой экспертизы, удивился ВС.

«Указанные доказательства свидетельствовали о необходимости проведении комплексной медико-криминалистической ситуационной экспертизы для выяснения возникшей версии причинения потерпевшему телесных повреждений. Однако суд отказал в удовлетворении соответствующего ходатайства защиты, необоснованно ссылаясь на отсутствие в имеющемся заключении судебно- медицинского эксперта каких-либо противоречий, в том числе, касающихся механизма образования телесных повреждений у потерпевшего.

Таким образом, суд фактически оставил без проверки доводы стороны защиты о том, что именно изъятой судом кружкой при обстоятельствах, указанных свидетелем, могли быть причинены телесные повреждения потерпевшему», — отмечает ВС.

Таким образом, высшая инстанция считает, что доводы кассационных жалоб защиты и обвиняемого являются обоснованными. В связи с чем ВС отменил состоявшийся по делу и приговор и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Высшая инстанция также определила отменить заключение под стражу обвиняемого, заменив ему меру пресечения на подписку о невыезде.