Написать письмо 8 (4162) 34-24-00 | 8 (4162) 54-01-01

 

По словам одного из авторов законопроекта – главы комитета Павла Крашенинникова, нередко можно наблюдать ситуацию, когда адвокат или потерпевший не могут ответить журналистам на вопросы о ходе расследования того или иного уголовного дела. В действующем УПК отсутствует разъяснение того, что же можно разглашать из того, что им известно, а что нет, отмечает парламентарий.

Законопроект призван устранить этот пробел. Согласно поправкам, предупреждение участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного расследования возможно лишь в связи с их участием в производстве по уголовному делу. При этом подписка о неразглашении данных должна будет оформляться в виде отдельного процессуального документа, из которого, по мысли разработчиков, будет ясно следовать, что именно запрещено к разглашению.

Кроме того, документом устанавливается перечень информации, которая не может относиться к данным предварительного расследования, не подлежащим оглашению. В частности, это сведения, содержащиеся в ходатайствах и жалобах, информация о процессуальных решениях, связанных с уголовным преследованием подозреваемого или обвиняемого, информация о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, уведомлении о подозрении, предъявлении обвинения, избрании меры пресечения.

"Засекречивать все и вся – старинный прием чиновников с целью скрыть свою некомпетентность или бездействие, – считает Крашенинников. – К сожалению, этим пороком страдают и правоохранительные органы".

Кстати, конституционность статьи 161 УПК РФ в Конституционном суде РФ на прошлой неделе оспорил адвокат Георгий Антонов, осужденный за разглашение данных предварительного расследования по делу экс-начальника ГУЭБиПК МВД Дениса Сугробова. Антонов отмечает, что эти положения, применяемые во взаимосвязи в отношении адвокатов, нарушают право на госзащиту, а также право свободно получать и распространять информацию.