Написать письмо +7 9622-84-01-01 | +7 9145-94-01-01

Их все чаще игнорируют из-за «особых обстоятельств» в связи с эпидемией.


Адвокаты пожаловались председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву на информационную закрытость судов и «упрощенный подход» к соблюдению принципов и гарантий справедливого правосудия. «Адвокаты фиксируют все большее количество ненадлежащих или несвоевременных уведомлений участников процесса, нарушение отдельных процессуальных сроков, – говорится в письме Федеральной палаты адвокатов (ФПА), которое было отправлено на имя председателя Верховного суда (копия документа есть у «Ведомостей»). – Нередки случаи нарушения принципа непосредственности осуществления правосудия, когда решения о продлении срока содержания под стражей со ссылкой на чрезвычайные обстоятельства выносятся без участия подследственных». Адвокаты просят Лебедева обратить внимание председателей судов и судей на недопустимость игнорирования процессуальных прав и гарантий участников судопроизводства, даже со ссылкой на особые обстоятельства.

С 18 марта российские суды в связи с эпидемией работают в особом режиме – рассматривают только неотложные дела, а доступ туда ограничен. Однако какие-то необходимые процессуальные действия им все-таки приходится совершать, говорит первый вице-президент адвокатской палаты Московской области Михаил Толчеев, например откладывать заседания. При этом коммуникация адвокатов с судами часто просто отсутствует: в электронных базах данных нет, телефоны не отвечают, а приехавших (часто – общественным транспортом и с риском для здоровья) защитников часто даже не пускают в суд и просто выносят им бумаги. Хотя на самом деле можно было бы просто обзвонить участников процесса.

Тревогу адвокатского сообщества вызывает и практика заочного продления арестов. Во многих регионах СИЗО закрылись на карантин, и суды начали выносить решения о продлении срока содержания под стражей без участия подследственных, ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства. При этом суды отказывают в удовлетворении ходатайств об обеспечении такого участия хотя бы с использованием системы видеоконференции. «Мы видим, как нарастает системное пренебрежение к процедуре, – говорит Толчеев. – И важно не допустить развития системного кризиса, который приведет к игнорированию процессуальных гарантий».

Адвокаты жалуются и на то, что во время судебных заседаний часто не обеспечиваются элементарные противоэпидемиологические меры. «Основная беда, с которой сейчас сталкиваются российские адвокаты, оказавшиеся в прямом смысле слова на передовой линии защиты прав людей в условиях пандемии и экономического кризиса, – это глухота бюрократической государственной машины, – констатирует статс-секретарь ФПА Константин Добрынин. – Крайне странно выглядит информационная закрытость судов и хаотичное информирование участников процесса о заседаниях судов, организовать это элементарно, и это необходимо сделать немедленно».

«На самом деле мы оказались в очень непростой ситуации, – говорит завкафедрой уголовного процесса юридического факультета МГУ Леонид Головко. – Гарантии, которые воспринимались как само собой разумеющиеся чуть ли не со времен судебной реформы 1864 г., – гласность, право лично участвовать в заседании, право конфиденциально советоваться с адвокатом – вдруг куда-то исчезли. И это фундаментальная проблема, потому что уголовный процесс либо идет в полном объеме, либо мы скатываемся в чрезвычайщину – что, собственно, и происходит». По мнению эксперта, ошибкой стала недооценка ситуации и попытка найти какое-то компромиссное решение. Но суд не ресторан, который можно закрыть и заменить доставкой блюд. Необходимо либо вводить специальным законом чрезвычайное уголовное правосудие, либо возвращать процессуальные гарантии в полном объеме – и третьего не дано, предупреждает Головко.