Написать письмо +7 9622-84-01-01 | +7 9145-94-01-01

 

Вступили в силу поправки, направленные на реформирование судебной системы

1 октября начали свою работу апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции, вступил в силу Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в частности регламентирующий изменения в АПК РФ, ГПК РФ, КАС РФ, а также Федеральный закон от 11 октября 2018 г. № 361-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в связи с созданием кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции. По мнению вице-президента ФПА РФ Михаила Толчеева, принятие закона № 451-ФЗ можно смело назвать вехой в развитии национального судопроизводства, поскольку «этим законом вводятся новые самостоятельные институции по исправлению судебных ошибок», «утверждается профессионализация судебного представительства», «закрепляются инструменты процессуальной экономии при определении вида судопроизводства».

Деятельность судов апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции регламентирована Федеральным конституционным законом от 29 июля 2018 г. № 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции».

Новые апелляционные суды общей юрисдикции будут рассматривать дела в качестве суда апелляционной инстанции. В них будут направляться жалобы и представления на не вступившие в силу судебные акты, принятые в первой инстанции судом субъекта РФ на территории соответствующего судебного апелляционного округа, а также дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. По судебным актам, принятым в первой инстанции районным судом или мировым судьей, апелляционная инстанция остается прежней.

Кассационные суды общей юрисдикции будут являться вышестоящей инстанцией для апелляционных судов, судов субъекта РФ, районных судов и мировых судей на территории соответствующего кассационного судебного округа. В их компетенцию будет входить рассмотрение дел в качестве суда кассационной инстанции. Будут рассматриваться жалобы и представления на вступившие в законную силу судебные акты, а также дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

Апелляционные суды располагаются в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Нижнем Новгороде и Новосибирске, апелляционный военный суд – в городском округе Власиха Московской области. Кассационные суды общей юрисдикции расположились в Саратове, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Пятигорске, Самаре, Челябинске, Кемерове и Владивостоке. Каждый кассационный и апелляционный судебные округа будет включать в себя несколько регионов.

Вступил в силу Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в ред. от 26 июля 2019 г.). Как сообщалось ранее, закон вносит изменения в АПК РФ, ГПК РФ, КАС РФ и другие законодательные акты.

К моменту внесения проекта закона в Государственную Думу ФС РФ ФПА РФ подготовила по нему правовую позицию. В частности, ФПА РФ критически отнеслась к идее значительно увеличить количество решений, в которых может не составляться мотивировочная часть. В то же время ряд положений законопроекта был встречен Федеральной палатой адвокатов РФ положительно. Например, определение перечня лиц, которые могут быть представителями в судопроизводстве: адвокаты и иные оказывающие помощь лица, имеющие высшее юридическое образование.

Кроме того, был отмечен ряд важных нововведений. Во-первых, законом утверждаются дополнительные идентификационные требования к ответчикам и требования к оформлению исполнительных листов. Из процессуальных кодексов исключено понятие «подведомственности»: применительно к разграничению полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов установлено правило передачи дел по подсудности из одного суда в другой.

Во-вторых, расширен перечень дел, подлежащих рассмотрению в порядке административного судопроизводства. К ним отнесены дела о признании информации, размещенной в интернете, запрещенной к распространению; о признании информационных материалов экстремистскими. В отношении дел о лишении гражданина специального права сохраняется действующее регулирование – в порядке КоАП РФ.

В-третьих, возможности суда апелляционной инстанции расширяются за счет возвращения дела в исключительных случаях в суд первой инстанции. Апелляция сможет возвратить дело, поступившее с апелляционной жалобой (представлением), если первой инстанцией не было рассмотрено заявление о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы (представления); замечание на протокол судебного заседания; заявление о вынесении дополнительного решения. Также дело будет возвращено, если судом первой инстанции не было изготовлено мотивировочное решение.

Ранее в комментарии пресс-службе ФПА РФ вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев отметил, что «принятие закона, который именуют “процессуальной революцией”, можно смело назвать вехой в развитии национального судопроизводства. И не только потому, что этим законом вводятся новые самостоятельные институции по исправлению судебных ошибок. Утверждается идея профессионализации судебного представительства, пусть и в редуцированном виде, закрепляются инструменты процессуальной экономии при определении вида судопроизводства и передаче дел при неправильно определенной подсудности».

«Важно, что законодатель прислушался к мнению научного и профессионального сообществ, исключив или скорректировав в итоговом варианте многие конфликтогенные нововведения, – продолжил он. – Так, к примеру, удалось отстоять вывод о неразумности примитивизации процедур и отказа от составления мотивированных судебных актов в первой инстанции, в апелляции и кассации. Подверглась значительному уточнению диспозиция нормы ст. 159 ГПК РФ об основаниях и процедуре ограничения выступления и удаления из зала судебного заседания представителя по делу».

Михаил Толчеев в целом оценил принятые изменения как положительные, хотя и недостаточные, требующие дальнейшей корректировки и дополнения. В то же время он посчитал принятый закон существенным шагом в становлении независимого и эффективного правосудия.

Также вступил в силу Федеральный закон от 11 октября 2018 г. № 361-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (в ред. от 12 ноября 2018 г.). 

В правовой позиции Федеральной палаты адвокатов РФ на проект федерального закона указано, что «дополнительные возможности правосудия при отсутствии в законопроекте вводимых ограничений процессуальных прав и возможностей участников уголовного судопроизводства являются основанием для поддержки законопроекта».

Адвокат, руководитель Департамента цифрового права и информационного взаимодействия МКА «СЕД ЛЕКС» Валерия Аршинова отметила, что нововведения в уголовно-процессуальный закон по созданию и определению новых полномочий судов апелляционной и кассационной инстанций давно назрели и ожидались практикующими адвокатами.

Непосредственно изменения в порядке апелляционного обжалования по уголовным делам касаются обжалования приговоров или иных решений верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа. Отныне они будут обжаловаться в судебную коллегию по уголовным делам апелляционного суда общей юрисдикции, а приговоры или иные решение окружного (флотского) военного суда – в апелляционный военный суд. Вводятся новые суды и на должности судей уже назначены новые люди, что, возможно, будет влиять на судебную практику.

В кассационном порядке обжалования появятся более существенные и важные нововведения с точки зрения процесса. Теперь судья суда кассационной инстанции лишен права единолично разрешать вопрос о наличии либо отсутствии оснований для передачи кассационной жалобы на итоговые решения судов первой инстанции и апелляционной инстанции для рассмотрения по существу. Для указанных решений вводится так называемая сплошная кассация. Это важно, поскольку раньше в кассационные суды попадало примерно 5% от поданных жалоб. Однако для «промежуточных» решений судов (например, решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу) остается прежний порядок «выборочной» кассации.

Созданные кассационные суды общей юрисдикции будут наделены возможностью пересматривать как приговоры мировых и районных судов, так и апелляционные решения судов субъектов РФ. Аналогичные решения нижестоящих (гарнизонных и окружных военных (флотских)) судов будут пересматриваться кассационными военными судами. Таким образом, верховные суды субъектов полностью лишаются полномочий по кассационному рассмотрению жалоб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ будет вправе пересматривать итоговые решения верховных судов субъектов РФ, принятых ими по уголовному делу в качестве суда первой инстанции, а также апелляционные решения апелляционных судов общей юрисдикции. Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ будет наделена аналогичными полномочиями в отношении приговоров и иных судебных решений окружных (флотских) военных судов, а также решений апелляционных военных судов.

По мнению эксперта, нововведениями все же не решена проблема, на которую указывала Федеральная палата адвокатов РФ в своей правовой позиции: «законопроект, хотя и увеличивает возможности правосудия, не решает острых хронических проблем российского правосудия – нерассмотрения по существу доводов апелляционных и кассационных жалоб».

Валерия Аршинова пояснила, что действительно в законе не предусмотрены санкции за неисполнение судьями обязанности по указанию конкретных мотивов, по которым они отказывают в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции по «промежуточным» решениям. Очевидно, что из-за отсутствия ответственности судьи продолжат произвольно не исполнять вышеуказанные обязанности, а это явное препятствие доступа к правосудию.

В связи с чем актуально мнение ФПА РФ, отраженное в правовой позиции о том, что «высокая стабильность решений» во многом достигается за счет массового «засиливания» незаконных и необоснованных решений.

По словам эксперта, очевидным является то, что введение персональной ответственности судей за неисполнение требований закона является куда менее затратным способом повышения качества выносимых решений, чем создание системы новых судов.

Валерия Аршинова считает, что в результате внесенных в УПК РФ изменений на первоначальном этапе создастся ситуация, когда адвокаты не будут спешить с подачей жалоб в новые суды, а возьмут некоторую паузу, чтобы иметь возможность изучить практику. В судейском аппарате также будут постепенно привыкать к новым правилам, разъяснения которым уже дал Верховный Суд РФ в Постановлении ПВС РФ от 25 июня 2019 г. № 19 «О применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции».

«Вместе с тем принятые изменения, несомненно, являются позитивными с точки зрения повышения контроля за законностью приговоров судов нижестоящих инстанций. Надеюсь, что это позволит сделать суды более объективными и независимыми», – заключила Валерия Аршинова.