Написать письмо 8 (4162) 34-24-00 | 8 (4162) 54-01-01

Верховный суд РФ поддержал должника в споре с судебными приставами из-за временного запрета на выезд за границу. Высшая инстанция указала госслужащим, что ограничение конституционного права на свободное передвижение является серьезной мерой и чиновники должны более внимательно относиться к делам о задолженностях. И уж тем более несправедливой является ситуация, когда должника не ставят в известность о возможных мерах по запрету покидать пределы РФ и не дают ему шанс исправить ситуацию, считает ВС.

Он также призывает суды подходить к подобным судьбоносным вопросам не формально, а внимательно изучать все детали и обстоятельства конкретного дела.

Пристав может не знать

С жителя Тольятти мировой суд взыскал задолженность по транспортному и имущественному налогам, а также штрафы и пени на общую сумму более 35 тысяч рублей. Затем на основании судебного приказа пристав возбудил производство, а позднее ограничил должнику возможность выезда за рубеж на 6 месяцев. Истец об ограничении своих прав узнал лишь в июне.

При этом служба ошиблась: заявитель за два года до возбуждения исполнительного производства оплатил значительную часть налогов, и его долг составлял всего 8,8 тысячи рублей, а на момент запрета для него возможности покинуть Россию — и вовсе 911 рублей. Между тем применять меру по ограничению иностранных путешествий можно только при долге от 10 тысяч рублей.

Истец неоднократно направлял приставам справки из налоговой инспекции, подтверждающие эти данные, однако из реестра должников его так и не убрали.

Тогда он обратился в суд с иском о признании незаконными действий пристава, который возбудил исполнительное производство о взыскании несуществующего долга, не известил об этом заявителя и временно ограничил ему право выезда за пределы РФ, о чем ему также не сообщил.

Выиграть дело должнику не удалось: Комсомольский суд Тольятти оставил требования без удовлетворения, а Самарский областной суд поддержал это решение.

Суды посчитали, что пристав действовал в рамках закона, поскольку сотруднику ФССП не было известно, что долг истца составляет менее 10 тысяч рублей. Следовательно, раз он обладал информацией о наличии большой задолженности, то имел право и возбуждать исполнительное производство, и ограничивать поездки за рубеж, пришли к выводу суды.

Но судебная коллегия по административным делам Верховного суда посчитала, что самарские суды неправильно толкуют и применяют нормы материального и процессуального права.

Исполнительное производство

ВС в решении отмечает, что Конституция РФ провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы и охранять достоинство личности.

Российское законодательство, в том числе об исполнительном производстве, основано на Конституции РФ, напоминает он.

«Исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения, уважения чести и достоинства гражданина, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения», — указывает ВС РФ.

Закон даёт приставу право действовать так, чтобы вынудить должника на полное, правильное и своевременное исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе. В том числе ему разрешено временно ограничивать выезд гражданина за рубеж, признает высшая инстанция.

Однако федеральным законом от 2 октября 2007 года No 229-ФЗ установлено, что такое ограничение возможно вводить при наличии информации об извещении должника, что против него возбуждается исполнительное производство. И если он после этого отказывается добровольно погасить задолженность без уважительных причин, то тогда ему можно временно запретить зарубежные поездки, напоминает ВС.

Как видно из материалов дела, даже на дату возбуждения исполнительного производства задолженность истца составляла менее 10 тысяч рублей, что свидетельствует о незаконности постановления об ограничении ему выезда из России, указывается в решении.

ВС также цитирует постановление своего пленума от 17 ноября 2015 года: в пункте 22 разъясняется, что судебный пристав-исполнитель не вправе лишать должника зарубежных поездок до тех пор, пока не убедится, что тот в курсе о возбужденном против него исполнительном производстве. Кроме того, пристав должен дать гражданину время на добровольное погашение задолженности. Мера по ограничению выезда из РФ может быть предпринята, только если пристав достоверно знает, что должник именно уклоняется от оплаты, отмечает ВС.

Между тем суды не стали выяснять все эти обстоятельства, слепо доверившись утверждениям чиновника. Такой подход противоречит статье 9 Кодекса административного судопроизводства РФ, которая гарантирует, что судебное решение будет законным, справедливым, точным и соответствующим обстоятельствам административного дела. Также она устанавливает, что гражданин может получить защиту от неправильных действий госслужащих и восстановить свои нарушенные права и свободы.

Однако суды, в нарушение требований закона, не установили обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, что ставит под сомнение соблюдение принципов законности и справедливости.

В связи с этим высшая инстанция отменила все состоявшиеся по делу решения и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе, дав указание учесть все нюансы, на которые указала судебная коллегия ВС РФ.

«Интересно это решение и для практикующих юристов, также большую ценность оно представляет для должников, поскольку граждане не всегда знают все нюансы и тонкости закона, а чаще и свои собственные права. Полезным будет запомнить, что в случае, если гражданину-должнику ограничили выезд за пределы РФ, то необходимо выяснить размер задолженности, а также убедиться в том, что судебный пристав-исполнитель не направил должнику постановление о возбуждении исполнительного производства. Эти обстоятельства, согласно приведённому судебному акту, имеют существенное значение для определения законности действий судебного пристава-исполнителя», — указал член Ассоциации юристов России, адвокат Московской областной коллегии адвокатов «Солнцев и Севастьянов» Леонид Кретов.