Написать письмо +7 (4162) 34-24-00 | +7 (4162) 54-01-01

СЮЖЕТ: Практика Верховного суда РФ

Верховный суд РФ обязал врачей объяснять пациентам курс проводимого лечения и предупреждать о возможных последствиях планируемых процедур. Высшая инстанция указала, что на клиентов медучреждений распространяется закон о правах потребителей и, следовательно, медики должны своевременно предоставлять клиентам всю достоверную информацию об услугах, чтобы у пациента была возможность правильного выбора. При этом такое положение распространяется как на пациентов, оплачивающих процедуры, так и на тех, кто получает лечение по полису обязательного медицинского страхования, отмечает ВС РФ.

В Ассоциации юристов России уверены, что решение Верховного суда РФ поможет добиться большего порядка и уважения к пациенту в отечественной медицине.

Суть конфликта

В суд обратился житель столицы, который планировал установить импланты в «Национальном медико-хирургическом центре им. Н.И. Пирогова».

Стороны заключили договор на проведение лечения с последующим протезированием. Истец оплатил свыше 60 тысяч рублей за подготовку к имплантации и консультацию хирурга-стоматолога. Кроме того, после операции пациенту посоветовали удалить несколько зубов из-за инфекции, которая может помешать протезированию. Однако впоследствии врачи все же отказались восстановить зубной ряд, сославшись на выявленный у пациента хронический пародонтит, который является противопоказанием для установления дентальных имплантов.

Истец посчитал, что ему была оказана ненадлежащая медицинская помощь, так как его не предупредили, что имплантация невозможна без предварительного лечения пародонтита, однако зачем-то готовили к этой операции и взяли деньги за свои услуги.

Больница же претензии клиента посчитала необоснованными, указав, что все процедуры проведены должным образом и вреда здоровью не причинили.

Чертановский суд Москвы в удовлетворении требований отказал, посчитав, что вина ответчика в причинении вреда здоровью истца и в оказании некачественных медицинских услуг не установлена.

Мосгорсуд оставил решение без изменения, сославшись на положения статьи 779 ГК РФ, регулирующие отношения по договору возмездного оказания услуг. Апелляционная инстанция указала, что истцу оказаны надлежащего качества медицинские услуги, на предоставление которых он добровольно дал согласие.

Но Верховный суд РФ счёл, что обе инстанции допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Не ГК, а защита прав потребителей

Высшая инстанция указала, что районный суд ошибочно не учёл наличие между сторонами договорных отношений по поводу оказания платной медицинской помощи. В связи с чем на взаимоотношения клиента и больницы распространяются нормы закона о защите прав потребителей.

Такая же позиция отражена в пленуме ВС РФ (пункт 9 постановления от 28 июня 2012 года No 17), который разъяснил, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Однако суд первой инстанции не применил положения этого закона и отказал в иске, сославшись на неустановление нарушений со стороны ответчика, которые бы привели к негативному для истца результату.

Между тем закон о защите прав потребителей предусматривает иные условия и основания освобождения от ответственности, напоминает ВС.

Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 13 предоставивший услугу освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

Таким образом, обязанность доказать отсутствие ответственности должна быть возложена на ответчика, который в силу своей профессиональной деятельности обладает соответствующей компетенцией, подчеркивает ВС.

Однако суд почему-то возложил обязанность доказать такую взаимосвязь на истца, который не обладает знаниями о лечебном деле и медицине.

Кроме того, исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, в том числе относительно заключения договора, уплаты стоимости либо отказа от этого (пункт 1 статьи 9 закона «О правах потребителей»), напоминает высшая инстанция.

«Таким образом, в качестве имеющего значение для разрешения спора обстоятельства в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК подлежал выяснению вопрос о том, была ли предоставлена истцу надлежащая информация о характере медицинской помощи, наличии противопоказаний для неё, о степени вероятности достижения желаемого результата и о риске неблагоприятных последствий», — указано в определении.

Дополнительно защитил права потребителей и пленум ВС, обязавший суды при рассмотрении споров о возмещении убытков, причинённых ему недостоверной или недостаточно полной информацией об услуге (товаре, работе), также исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках (пункт 44).

Следовательно, изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (статья 12), отмечается в определении. 

Позиция ВС

Суд установил, что истцу сделали операцию, которая являлась подготовкой для установки имплантов и проводилась исключительно с этой целью, однако имеющиеся у него противопоказания не позволили впоследствии сделать протезирование.

При этом в материалах дела есть выводы экспертов, подтверждающих, что при планировании и подготовке ортопедического лечения с использованием имплантов лечащий врач должен учесть наличие таких заболеваний, как хронический генерализированный пародонтит и частичное отсутствие зубов.

Вопрос о том, мог и должен ли был ответчик до заключения договора на оказание платной медицинской помощи и получения денег с клиента установить наличие таких противопоказаний и сообщить об этом истцу, предупредив о возможности таких последствий и степени их вероятности, судебными инстанциями определён не был и не обсуждался.

Между тем больница должна была в ходе процесса доказать, что истца до проведения синус-лифтинга предупредили о невозможности впоследствии установить импланты, либо то, что на этом этапе выявить противопоказания для имплантации было невозможно.

Кроме того, по мнению ВС, суды в спорном деле допустили нарушение принципа состязательности и равноправия сторон.

При вынесении решений районный суд и Мосгорсуд опирались на выводы экспертизы о том, что оказанные пациенту услуги соответствуют стандартам и нормам оказания стоматологической помощи, никаких дефектов от проведённых манипуляций специалисты не установили.

Между тем в рамках спора клиент указал на неполноту представленных экспертом материалов — он не стал оценивать возможность проведения имплантации — а самое главное, что специалист зависим по отношению к центру имени Пирогова и врачу, проводившему лечение.

В связи с чем пациент просил назначить повторную экспертизу, но суд ему в этом отказал, сославшись на то, что проводивший лечение врач в штате экспертного учреждения не состоит.

Истец однако представил документы, из которых следует, что проводившие исследование и давшие заключение эксперты ФГКУ «111 Главный государственный Центр судебно-медицинских и криминальных экспертиз» состояли либо состоят в служебных отношениях с заведующим отделением челюстно-лицевой хирургии ФГБУ «НМХЦ им. Н.И. Пирогова».

Судебные инстанции же не дали оценки этим обстоятельствам, равно как и доводам истца о том, что судебно-медицинская экспертиза проведена без первичных медицинских документов и бумаг, подтверждающих квалификацию экспертов.

ВС считает, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, поскольку привели к неправильному разрешению спора, и могут быть исправлены только путём отмены всех состоявшихся решений по делу. Таким образом, ВС направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Уважение к пациенту

«Можно только приветствовать такую правовую позицию Верховного суда России. Очевидно, что Верховный суд решил последовательно двигаться в сторону наиболее полной защиты прав граждан в их отношениях с медицинскими организациями. Надеюсь, что такой подход поможет добиться большего порядка и уважения к пациенту в отечественной медицине», — отмечает член Ассоциации юристов России адвокат Андрей Некрасов.

Он напомнил, что в 2012 году пленум высшей инстанции уже подробно разъяснил, что на отношения пациента и медицинской организации в полной мере распространяется действие закона о защите прав потребителей.

«С тех пор потребители-пациенты стали гораздо активнее и, что важнее, успешнее защищать свои права, в том числе и в судебном порядке.

Острым и дискуссионным на официальном уровне сейчас остаётся вопрос о применении Закона «О защите прав потребителей» именно к отношениям застрахованных по полисам ОМС пациентов, то есть всех граждан страны», — сказал Некрасов.

Он добавил, что также ещё нерешенным остаётся вопрос защиты пациентов организацией ведомственной медицины — системы МВД, Минобороны, МЧС и т.д.