Написать письмо 8 (4162) 34-24-00 | 8 (4162) 54-01-01

 

СПЧ, в частности, продвигает идею такой же реформы СОЮ, какую ранее инициировал Верховный суд, – создание отдельных апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции по экстерриториальному принципу – в федеральных округах. Кроме того, Совет предлагает изменить процедуру отбора кандидатов на судейские должности судьи, сделать должности председателей судов выборными с обязательной ротацией и ограничить их в полномочиях.

Кроме того, СПЧ также обратил внимание на необходимость точной фиксации хода судебного разбирательства: ввести обязательное официальное полное аудиопротоколирование судебных заседаний (наряду с письменным протоколом и возможной видеотрансляцией). СПЧ также предлагает ввести в ряде категорий дел институт народных заседателей (см. "СПЧ предложил свою концепцию судебной реформы").

Выбирать ли председателей?

 

Юристы в большинстве своем предложения СПЧ поддерживают. Однако некоторые инициативы вызывают у них сомнение. Так, руководитель аналитической службы "Инфралекс" Ольга Плешанова полагает, что отстранить председателей судов от процедуры отбора кандидатов на должности судей не получится. Ведь если председатель суда настроен против кандидата, хороших результатов работы не будет. При этом юрист поддерживает предлагаемую процедуру отбора в судьи – Плешанова уверена, что отбор и назначение судей не должны быть скрыты от общественности.

 

Ее поддержал и юрист КА "Делькредере" Алексей Слащилин, который также отметил, что ограничение полномочий председателей судов – давно назревший шаг. Из предложенных советом альтернатив по назначению председателей судов: сделать должность выборной с тем, чтобы за кандидатов голосовали судьи, или назначать их на более короткий срок, чем сейчас (6 лет) с частой ротацией, предпочтительным юристу показался второй способ. "Выборность председателей во всех судах может привести к тому, что председатель будет больше беспокоиться о том, как сохранить свою должность и присущие ей блага, чем о качестве своей работы", – рассудил Слащилин. Он также отметил, что размещение апелляционных и кассационных судов в специальных судебных округах – мера давно назревшая. "Она особенно актуальна для административного судопроизводства, где необходимо максимально лишить исполнительную власть возможностей оказывать давление на суд", – заметил юрист. 

 

Однако ряд инициатив показались эксперту неэффективными. Так, идея по усовершенствованию процедуры назначения судей показалась ему позитивной, но не решающей главных проблем – низкой квалификации судейских кадров и внутренней разделенности юридического сообщества. "Необходимо обеспечить возможность участия различных представителей юридического сообщества, в том числе адвокатов и практикующих юристов, в процедуре отбора судей", – считает Слащилин.

Юрист практики по разрешению споров и банкротству "Линии Права" Фаррух Саримсоков назвал предложение по ограничению полномочий председателя суда "одним из важнейших". По его мнению, эта мера должна иметь позитивный эффект, в том числе в борьбе с "телефонным правом".

 

С одной стороны, предлагаемые нововведения действительно позволят повысить уровень независимости судей от назначений "сверху", с другой – непонятно, как это позволит исключить влияние внешних факторов на вопросы назначения и утверждения кандидатур на должность судей, задается вопросом юрист КСК групп Роман Шишкин. "В этой части предложенные изменения требуют дальнейшей доработки и конкретизации предложенных механизмов", – заключил он.

По образу и подобию арбитражей

Юрист практики по разрешению споров и банкротству "Линии Права" Фаррух Саримсоков обратил внимание на то, что некоторые предлагаемые изменения направлены на реформирование именно системы СОЮ по опыту функционирования арбитражных судов: это и отдельные суды апелляционной и кассационной инстанций в судебных округах, и обязательная аудиозапись протокола судебного заседания, и случайное распределение дел между судьями компьютерной программой и т. д. "Учитывая тот факт, что за последние 10 лет, в первую очередь благодаря ВАС, система арбитражных судов сделала большие шаги в части гласности и прозрачности процесса, перенятие наработанного позитивного опыта системой судов общей юрисдикции должно иметь положительный результат", – полагает Саримсоков.

Роман Шишкин из КСК групп отметил, что в арбитраже лучше работает система электронного документооборота в части подачи документов и информирования о ходе судебного процесса, и соответствующие нововведения в судах общей юрисдикции напрашивались уже давно. "Отчасти революционным выглядит решение о введении звена апелляционного обжалования (важным в данном случае является недопустимость формального отношения судей апелляционной инстанции к рассмотрению дела) и автоматизированной системы распределения дел, исключающей возможность направления дела "нужному судье", – заметил юрист.

Предложения по обязательному аудиопротоколированию никакой революции не совершат, говорит Ольга Плешанова из "Инфралекса". "Аудиозапись сейчас широко распространена, адвокаты ведут свою запись, позволяющую как минимум обосновывать замечания к протоколу. Значение аудио- и видеозаписи не следует преувеличивать, поскольку есть риск монтажа и, следовательно, необходимость всякий раз проверять/доказывать подлинность записи", – отмечает Плешанова.

Нужен ли институт народных заседателей?

Саримкосов считает, что предложения СПЧ по возвращению института народных заседателей по распространенным спорам, имеющим социальный характер и реконструкция института присяжных в уголовном процессе "направлены на повышение прозрачности и гласности правосудия через его демократизацию". "Широкое вовлечение граждан в отправление правосудия в различных формах – распространенная практика передовых стран: например, в США присяжными ежегодно рассматриваются более 120 000 дел", – рассказал юрист.

С ним не согласен Слащилин из "Делькредере". Юрист думает, что СПЧ явно переоценивает значение института народных заседателей. "Внедрение его по ряду категорий дел, которые предлагает СПЧ, приведет только к падению качества судопроизводства", – говорит эксперт. По его мнению, народные заседатели не должны участвовать в делах о защите чести и достоинства, поскольку они "имеют профессиональный юридический характер, в них используется развитый терминологический аппарат и разработанное регулирование". А в делах о лишении родительских прав и других семейных спорах участие народных заседателей может привести к переходу процесса из юридической плоскости в эмоциональную, бытовую, что едва ли отвечает интересам и ребенка, и родителей, и общества. А вот предложение о введении народных заседателей в делах о лишении водительских прав, по мнению Слащилина, стоит внимательно проанализировать.