Написать письмо 8 (4162) 34-24-00 | 8 (4162) 54-01-01

 

Владимир Путин внес пакет поправок на рассмотрение нижней палаты парламента 13 февраля (см. "Путин внес поправки в УПК о правилах обыска у адвокатов"). 

Гарри Минх, полпред президента в Госдуме на сегодняшнем заседании отметил, что законопроект подготовлен по итогам заседания Совета при президенте, состоявшемуся еще в октябре 2015 года. Основная его цель – создание дополнительных гарантий для большей независимости и самостоятельности адвокатов в уголовном процессе, что в конечном итоге позволит повысить уровень и качество защиты обвиняемых и подозреваемых. Существующий разрешительный порядок заменят на "автоматическое" вступление в уголовное дело. "Правосудие – это не только суд, но и обвинение, и защита, которые должны быть равны в своих правах", – отметил в своем выступлении глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников, говоря, что предложенные поправки направлены именно на это.

Одна из них исправляет "терминологическую ошибку" и вносит в ст. 49 УПК изменения, согласно которым адвокат "вступает" в уголовное дело, а не "допускается" к участию в нем, а значит, обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в уголовное дело, а не с момента его допуска. Эта новелла на законодательном уровне закрепит подход Конституционного суда (определение № 2358-О), который четко указал, что сотрудники УФСИН должны пропускать адвокатов к подзащитным лишь на основании удостоверения и ордера, не требуя у них любых других документов, в том числе разрешения следователя на участие в досудебной процессуальной деятельности (см. "КС: адвокатам не нужно разрешение следователя для того, чтобы попасть в СИЗО").

Оговаривается еще один важный момент: к подсудимому или подозреваемому должны допустить адвоката, нанятого для него третьими лицами (например, близкими или родственниками), если это необходимо для получения согласия подзащитного на работу с конкретным защитником.

Правки в ч. 3 и 4 ст. 50 УПК обяжут следствие и суд учитывать порядок участия адвокатов в уголовных делах в качестве защитников по назначению, принятый адвокатской палатой региона. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что благодаря этому нововведению следствию не удастся игнорировать решения органов адвокатского самоуправления, назначая адвокатов "вопреки интересам подозреваемых и обвиняемых". Юристы уверены, что эта мера поможет бороться с "карманными" адвокатами следствия (см. "Допуск в СИЗО и запрет обысков: чем адвокатам помогут президентские поправки в УПК").

"Настоящим прорывом" адвокаты назвали предложенные изменения в ст. 58 УПК, которые уравняют в процессуальных правах стороны обвинения и защиты. В поправке говорится, что адвокатам не могут отказать в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. То есть фактически адвокатам разрешается представлять свои доказательства, однако экспертов несколько насторожило, что эти доказательства должны "иметь значение для дела", а давать оценку их значимости должен суд. Недопостимыми доказательствами по делу станут те, что были изъяты во время предварительного следствия у адвокатов обвиняемого.

Кроме того, адвокатов нельзя будет привлекать в качестве свидетелей, кроме тех случаев, когда они сами, с согласия подозреваемых или обвиняемых, будут настаивать на использовании его в этом качестве.

Также в случае принятия законопроекта в УПК появится новая ст. 450.1, которая регламентирует порядок проведения обысков у адвокатов. В частности, провести обыск в служебных помещениях адвокатов и выемку документов из адвокатского досье можно будет только по решению суда и лишь у тех защитников, в отношении которых возбуждено уголовное дело. При таких действиях обязательно присутствие наблюдателей от адвокатской палаты. 

Судья, санкционируя следственные действия, должен будет указать в своем решении "данные, служащие основанием" для них, а также "конкретные отыскиваемые объекты". Изъятие иных документов не допускается. Запрещены фотографирование или видеосъемка полного адвокатского досье. Предложенное изменение также закрепляет позицию КС, в декабре 2015 года сформулировавшего "ряд минимально необходимых требований к соблюдению конфиденциальности в адвокатской деятельности" (см. "Обыск у адвоката: как применить определение КС"). Эксперты особенно отметили, что поправки позволят сохранить адвокатскую тайну, поскольку нельзя будет изымать все адвокатское досье.

Во время обсуждения депутат КПРФ Николай Коломейцев спросил, не приведут ли поправки к бесконечному затягиванию процесса, но Минх ответил, что основная задача – повышение уровня состязательности и равноправия сторон, чтобы игра не "шла в одни ворота".

Коммунист Юрий Синельщиков, выступая от фракции, отметил, что коммунисты в первом чтении проголосуют за законопроект, однако есть ряд "ряд существенных замечений", которые необходимо учесть при его дальнейшем обсуждении. Например, если у адвоката не будет ордера, выданного на основании договора с близкими или родственниками обвиняемого или подсудимого, он не сможет встретиться с арестованным потенциальным подзащитным, даже если обе стороны будут желать такой встречи. 

Не устроило КПРФ и то, что далеко не во всех Адвокатских палатах прописан порядок участия в делах защитников по назначению. Следовательно, в регионах, где его нет, участие в процессе защитников по назначению будет затруднено. Между тем, отметил Синельщиков, АП не должна устанавливать такоей порядок, а лишь составлять список защитников, которые могут работать по назначению.

Кроме того, по мнению коммунистов, право на предоставление доказательств нужно дать не только обвиняемым и стороне защиты, но и, например, потерпевшим. Новые же правила проведения обысков у адвокатов, по мнению Синельщикова, затруднят следственные действия, если дело возбуждено не в отношении адвоката, но как-то связано с ним. "Если в помещение, где работает адвокат, войдет преступник, даже террорист, сотрудники правоохранительных органов не смогут туда войти без санкции суда", – привел он пример.

Юрий Сухарев, выступающий от ЛДПР, отметил, что фракция поддержит этот фундаментальный и проработанный проект, решающий целый комплекс существующих проблем. "Однако на данных изменениях не стоит останваливаться, например, необходимы меры по недопущению фальсификации материалов уголовного дела после ознакомления с ним обвиняемого. Нужно изменить порядок привлечения адвоката к уголовной ответственности, когда судья, а не руководитель следственного органа усматривает наличие вины в его действиях", – отметил он.

Единоросс Виктор Пинский считает, что принятие законопроекта находится "в тренде усиления защиты прав человека". "В российском уголовно-процессуальном законодательстве сложилось, что адвоката "допускают" к уголовному делу по разрешению следствия, закон предлагает в корне изменить такой подход, чтобы это не зависело от следователя", – отметил он самое важное из нововведений, приглашая все фракции поддержать проект.

В завершение Минх пообещал учесть все предложенные поправки, отметив, что процессуальное законодательство – самое сложное, поэтому и необходимо столь детальное его обсуждение. Крашенинников пообещал рассмотреть поправки и "в ближайшее время" подготовить проект ко второму чтению. Поправки приняли единогласно.