Написать письмо +7 9622-84-01-01 | +7 9145-94-01-01

 

 

Законопроекты были разработаны Верховным судом РФ в соответствии с требованиями Послания Президента Федеральному собранию РФ от 3 декабря 2015 года. 

Проект основного закона предлагает декриминализовать составы преступлений по четырем статьям Уголовного кодекса РФ (УК РФ): ч. 1 ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), ч. 1 и 2 ст. 157 (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) и ч. 3 ст. 327 (использование заведомо подложного документа). Кроме того, документ предлагает повысить с 2,5 до 10 000 рублей нижнюю границу значительного ущерба, причиненного гражданину по гл.21 УК РФ.

Как сообщил в ходе пленарного заседания зампредседателя ВС Владимир Давыдов, ежегодно по различным не реабилитирующим основаниям суды прекращают порядка 220-240 тысяч уголовных дел, то есть практически каждое четвертое дело, "которое могло и должно быть прекращено еще в стадии досудебного производства". 

При этом, за 2014 год из 130 000 граждан, осужденных по вышеперечисленным статьям, примерно 95 % получили наказания, не связанные с изоляцией осужденных от общества. 

По словам Владимира Давыдова, предлагаемые законопроектом нововведения "повысят эффективность института освобождения от уголовной ответственности".

Составов может быть больше

Ранее профильный комитет ГД одобрил инициативу ВС и призвал своих коллег проголосовать за принятие законопроекта в первом чтении. Впрочем, как заявил в ходе сегодняшнего пленарного заседания зампредседателя Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков, документ еще на стадии разработки вызвал бурные обсуждения икритику. 

По его словам, оппонентов, которые выступали против законодательной инициативы ВС, не устраивал набор составов УК, который предлагается декриминализовать. 

Однако, отметил Ремезков, "в состав преступлений, которые подлежат декриминализации, вошли только преступления небольшой тяжести и лишь при однократном их совершении: оступившись однажды, осужденный заплатит денежный штраф, со второго раза ответственность будет уголовной". Депутат также обратил внимание своих коллег на то, что ко второму чтению набор составов может быть пересмотрен и дополнен.

Кроме того, выделение состава из УК предполагает его автоматический перенос в Кодекс РФ об административных правонарушениях – внесение изменений будет проходить синхронно, отметил Ремезков. 

Его поддержал и Владимир Плигин, соавтор новой редакции КоАП, председатель Комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству. 

По его словам, в новой версии кодекса, которая находится на обсуждении в Госдуме, будут учтены изменения, которые вступят в силу, если законопроект о декриминализации будет одобрен.

Между уголовным и административным

Впрочем, сама процедура освобождения от уголовной ответственности, прописанная в законопроекте, не устроила Правовое управление Госдумы. Согласно документу, в УК РФ вводится новый вид освобождения от уголовной ответственности в связи с применением иных мер уголовно-правового характера (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные работы и исправительные работы). 

Такой вид освобождения от уголовной ответственности "фактически предполагает внесудебное признание лица совершившим преступление, что противоречит статье 49 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда", – отмечается в заключении Правого управления ГД.

Критиковал новый вид освобождения от уголовной ответственности и коммунист Юрий Синельщиков, зампредседателя Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. По его словам, применение иных мер уголовно-правового характера предполагает введение в законодательство некого нового процесса, который стоит между административным и уголовным. 

"Этот, по-видимому, изобретенный каким-то аспирантом процесс, внесен дополнительно в наше процессуальное законодательство и создает путаницу и неопределенность в действующем законодательстве", – подчеркнул Синельщиков.

Однако, несмотря на критику представителя профильного комитета и Правового управления ГД, за принятие основного законопроекта в первом чтении проголосовало 292 депутата (за принятие второго законопроекта, производного от первого проголосовало 298 депутатов).