Написать письмо +7 9622-84-01-01 | +7 9145-94-01-01

 

С просьбой о проверке конституционности положений ряда статей Уголовно-процессуального кодекса РФ в КС обратились адвокаты Новосибирской коллегии адвокатов. Октябрьский районный суд Новосибирскасогласовал обыск в их офисе, в ходе которого следователи изъяли досье десятков юридических и физических лиц, а также переписку клиентов с доверителями. 

Сами адвокаты, находившиеся на рабочих местах, были досмотрены.

Члены адвокатской коллегии оспорили действия следствия, однако суды не нашли в них нарушений, отметив, что в УПК не предусмотрен запрет на изъятие адвокатских производств, которые могут быть важны для расследования уголовного дела.

В своем обращении в КС защитники указали, что процессуальные нормы, разрешающие следователям досмотр и изъятие адвокатских материалов, составляющих адвокатскую тайну, ущемляют права их клиентов, а также препятствуют профессиональной деятельности адвоката.

Рассмотрев материалы дела, КС указал, что адвокатская тайна является гарантией законных интересов доверителя, однако "право клиента на доверительный характер отношений со своим защитником не является абсолютным".

По мнению КС, в исключительных случаях – при обоснованных подозрениях на злоупотребления со стороны адвоката или доверителя – допускается вмешательство органов власти. В частности, это необходимо "при необходимости защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц". 

В связи с этим не все сведения, которым адвокат и его доверитель хотели бы придать конфиденциальный характер, являются адвокатской тайной.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемые заявителями нормы соответствуют Конституции РФ. 

При этом КС напомнил, что проведение следственных действий в отношении адвоката допускается лишь в соответствии с судебным решением. При этом суд должен указать определенный объект обыска, чтобы иные материалы адвокатского производства не стали доступны широкому кругу лиц. Кроме того, исследованию со стороны органов следствия и принудительному изъятию в ходе обыска не подлежат материалы адвокатского производства в отношении доверителя адвоката, содержащие сведения, которые не выходят за рамки оказания профессиональной юрпомощи по делу, – материалы, не связанные непосредственно с нарушениями со стороны как адвоката, так и его доверителя в ходе производства по данному делу.

Суд также предложил федеральному законодателю установить дополнительные гарантии, исключающие получение следствием сведений, составляющих адвокатскую тайну. 

В частности, предусмотреть правовой механизм, обеспечивающий при обыске в отношении адвоката дифференцированный подход к исследованию материалов, которые содержат адвокатскую тайну, а также сведений, конфиденциальность которых не подлежит обеспечению законом.

КС также отметил, что решения по делу заявителей, принятые в соотвествии с истолкованием норм УПК РФ, расходящимся с их конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру.